Союз моряков – подводников Тихоокеанского флота 17 ноября собрался во Владивостоке на свою очередную конференцию

Члены Союза моряков – подводников ТОФ в нынешнем году 17 ноября в очередной раз соберутся в Доме офицеров флота на конференцию межрегиональной общественной организации « Союз моряков подводников Тихоокеанского флота, передает ДВ – РОСС.




С отчетом о деятельности Совета организации моряков — подводников за прошедший год выступит по традиции председатель Совета Союза моряков – подводников ТОФ, вице — адмирал Александр Васильевич Конев.

МОО “ Союз моряков-подводников Тихоокеанского флота” объединяет в своих рядах более 800 человек. Региональные организации Союза, находятся в 9 городах России: Владивостоке, Хабаровске, Магадане, Петропавловск-Камчатске, Комсомольске- на- Амуре, Большом Камне, Советской гавани, Фокино, Вилючинске, Новосибирске. Организация имеет своих представительства, также в Санкт-Петербурге, Москве, Свердловске, Ялте.
В составе Союза моряков — подводников 25 адмиралов, 226 капитанов I р и полковников, 227 старших офицеров, 29 младших офицеров -29, 42 — мичмана, 13 старшин и матросов.

ДВ-РОСС дает слово ветерану, который стоял у истоков становления атомного подводного флота на Дальнем Востоке.

КАК НАЧИНАЛСЯ НА ТИХОМ ОКЕАНЕ АТОМНЫЙ ФЛОТ РОССИИ

Среди участников конференции и те, кто создавал атомный флот на Тихом океане. Ветеран — подводник, член Совета Союза моряков — подводников, капитан 1 ранга в отставке Здоровенин Мстислав Олегович рассказывает о том, как появились и осваивались на Тихоокеанском флоте первые атомные подводные лодки.

На заводе весь экипаж собрался к 15 сентября 1960 года. Наша атомная подводная лодка К-59, заводской номер 141 проекта 659 была второй лодкой этого проекта с крылатыми ракетами П-5 стояла на стапеле цеха № 19 завода имени Ленинского Комсомола. Первая лодка К-45 была уже спущена на воду и готовилась к проведению комплексных испытаний Главной Энергетической Установки (ГЭУ). Экипаж был размещен в казарме 80 бригады строящихся кораблей, там же разместили и весь офицерский состав.
Поскольку было принято решение перевести оба корпуса на сдаточную базу завода, расположенную в бухте Павловского в текущем году, то крайний срок для этого по состоянию уровня воды в Амуре был 25 октября. Началась интенсивная отработка организации службы и задачи №1 под руководством старшего помощника командира и изучение материальной части и устройства корабля, хотя последнее было очень затруднено, т. к. работы на корабле шли непрерывно в три смены. большим количеством рабочих.

Первый корпус был поставлен в транспортный док и отправился в путь по Амуру 25 сентября. Через 4 суток К-45 в бухте Чихачева в Татарском проливе вышла из дока на воду и после ввода в действие реактора начала самостоятельное движение в Приморье. Пройдя в надводном положении 726 миль, в 00 часов 13 минут 2 октября подводная лодка стала на рейд в заливе Стрелок у входа в бухту Павловского. На борту лодки все время находился академик Анатолий Петрович Александров, основатель и создатель атомного флота Советского Союза.
С нашей лодкой обстановка была другая. Несмотря на самую интенсивную работу, завода было ясно, что до 25 октября работы по вводу в действие ГЭУ не будут сделаны, а посему было принято решение ВМФ и Минсудпрома вести лодку после выхода из дока в Приморье на буксире. Были выполнены работы по монтажу, проверке и сдаче военпредам систем обеспечивающих живучесть и обитаемость корабля — водоотливной, воздушной, вентиляции, электроэнергии, вспомогательные дизель-генераторы, рулевые и якорно-швартовные устройства. После постановки в док мы начали движение по Амуру 25 октября, и после выхода из дока в Чихачеве нас взял на буксир мощный океанский буксир и потащил со скорость 5-6 узлов в охранении сторожевого корабля. Через 5 суток 4 ноября 1960 года мы прибыли к месту постоянного базирования, где в то время была и сдаточная база завода.




Хочу отметить, что наружные корпуса всех атомных подводных лодок были оклеены резиной для уменьшения акустической “видимости”, напоминающей то, что я видел еще на своем “малыше”, значит, еще заранее проводились опытные работы по увеличению скрытности наших подводных лодок.
О том, как строились две первые атомные лодки на заводе, достраивались и проходили заводские и государственные испытания на сдаточной базе очень подробно написал в своей книге «ПЕРВАЯ АТОМНАЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ» капитан 1 ранга Калинин Р.И., бывшим в то время лейтенантом, командиром группы 1-го дивизиона БЧ-5 (управленцем) пл К-45.

С прибытием в бригаду экипаж был размещен на плавбазе «Бахмут» и продолжил интенсивную подготовку по отработке организации службы и изучению устройства корабля и своего заведывания, а на корабле проходили авральные работы по достройке и проведению испытаний материальной части, поскольку по планам министерства корабль подлежал сдаче флоту в 1960 году и хотя все понимали, что это не совсем реально, но вслух об этом не говорилось. В начале декабря на сдаточную базу прибыл Д.Ф. Устинов, бывший в то время членом ЦК КПСС, заместителем Председателя Совета Министров СССР и руководителем Военно-промышленной Комиссией. С ним прибыл Главком ВМФ Адмирал Горшков С.Г. и много других руководителей.

По поводу нашей лодки был разыгран “спектакль”, скорее похожий на плохой фарс в захудалом театре. По указанию Устинова был составлен график выполнения работ по сдаче лодки в 1960 году, который он и утвердил. В это время я выполнял обязанности командира БЧ-5, который находился в отпуске и принимал участие в этом “планировании”. Но тут заводу “повезло”. При проведении очередной проверки была обнаружена серьезная неисправность в одном из реакторов, устранение которой требовало проведение объемных и длительных работ по его разборке и устранения замечания с привлечением проектантов и завода – изготовителя реактора. Как мне показалось, эта неисправность была воспринята инициаторами сдачи лодки в 1960 году, включая Устинова, с чувством облегчения, освобождая их от принятого решения. Устинов со свитой убыл в Москву. А вскоре на лодке произошел пожар в 7 отсеке, который почти полностью выгорел.
Несколько слов об этом. Как я писал, офицеры с семьями жили в Промысловке примерно в 20 километрах от Павловского и нас туда возили утром на крытых грузовиках обязательно, но вечерами домой не так обязательно. В одну из ночей, когда я был дома, что случалось не так часто, в 2 часа ночи был поднят стуком в дверь матросом – посыльным, который сообщил о вызове в часть. Выскочив на улицу к машине обнаружил, что собрались офицеры только нашего корабля, никто ничего не знал. Привезли нас прямо к пирсу. На корабле был командир, который ночевал в бригаде он и сказал , что горит 7 отсек и его не могут обесточить, так как не отключается батарейный автомат. Поскольку лодка была еще заводская то и вахта на ней неслась рабочими, но по случаю выдачи зарплаты на лодке не оказалось электриков. Я доложил командиру, что можно обесточить 7-й отсек, сняв перемычки от аккумуляторной батареи непосредственно в аккумуляторной яме. Получив разрешение командира, я с одним из своих моряков-электриков спустился в яму и начал рассоединять батарею от сети. Поскольку не было известно ни величины тока ни содержание водорода в яме это представляло определенную опасность, но об этом вспомнилось уже после того как все было сделано и мы выбрались из ямы.
Когда я этим занимался в яме, на лодке появился ответсдатчик по электрочасти и заводские электрики и командир стал мне кричать, чтобы я вылезал из ямы, а они пусть там “подыхают” сами, но все обошлось благополучно, перемычки были сняты, 7 отсек обесточен, и пожар был потушен. На устранение замечания по реактору и восстановление 7 отсека ушло полтора месяца.
Почти весь 1961 год продолжались работы по достройке корабля, проходили сначала заводские ходовые, а затем и государственные испытания, Много время ушло на доводку ракетного комплекса П-5, ракеты никак не хотели лететь, пришлось неоднократно переделывать конструкцию газоотводных вырезов палубы за контейнерами, чтобы выхлопные газы передних ракет не глушила двигатели последующих ракет. В конце концов, все работы по программе государственных испытаний были выполнены и 12 декабря 1961 года был подписан акт Государственных испытаний, на корабле был поднят Военно-Морской Флаг и атомная подводная лодка К-59 вошла в состав Тихоокеанского Флота.
Подводная лодка К-45 была принята в состав флота несколько раньше — 28 июня 1961 года.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Powered by WordPress | Designed by: SEO Consultant | Thanks to los angeles seo, seo jobs and denver colorado Test

На данном сайте распространяется информация сетевого издания ДВ-РОСС. Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 71200, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Российской Федерации (Роскомнадзор) 27.09.2017. Врио главного редактора: Латыпов Д.Р. Учредитель: Латыпов Д.Р. Телефон +7 (908) 448-79-49, электронная почта primtrud@list.ru

При полном или частичном цитировании информации указание названия издания как источника и активной гиперссылки на сайт Интернет-издания ДВ-РОСС обязательно.


Яндекс.Метрика