«Почему была побеждена великая держава Россия?» в русско-японской войне 1905 года

2012 год – Год российской истории




Обратиться к прошлому, оглянуться назад, особенно в Год российской истории, весьма полезно. Работа историка Андрея Полутова знакомит с малоизвестной и практически неизученной в отечественной наукеt историей японской военно-морской разведки

Сосед России на Тихом океане – Япония является одной из ведущих экономик мира. История взаимоотношений наших стран имеет продолжительную истрию, уходящую корнями в конец семнадцатого века. Первый русско-японский договор о мире и дружбе был заключен в 1855 году. Документ определял морскую границу, кроме того японское правительство открыло для русских судов порты Симода, Хакодате, Нагасаки. Через сорок лет, в 1895 году Россия и Япония договорились о взаимной свободе торговли и мореплавания и режиме наибольшего благоприятствования для подданных одной страны на территории другой. Но позитивных характер взаимоотношений сменился к началу XX века. После восстания боксеров в 1900 году в Китае Россия ввела в Маньчжурию войска для защиты разрушенной повстанцами Китайско-Восточной железной дороги, КВЖД. Такое сближение России и Китая позволяло последнему более активно противостоять экспансии со стороны моря, ослабляло позиции Англии в Восточной Азии. Ещё больше это задевало Японию, чрезвычайно мешая ей закрепиться в Маньчжурии и Корее. После победы в японо-китайской (1894-1895) войне, японцы начали деятельно готовиться к новой войне – с Россией. В этом самую серьёзную поддержку Токио нашло со стороны Лондона. В 1902 году Япония и Англия заключают союз, направленный против российско-китайского альянса.




Русско-японская война началась 27 января 1904 года. Она оказала сильное влияние на исторические процесс в обеих странах, а её результаты вплоть до настоящего времени продолжают сказываться на российско-японских отношениях. Понять причины возникновения конфликта, по-новому взглянуть на них позволяет изучение истории японской военно-морской разведки, полагает кандидат исторических наук Андрей Полутов. Именно этому предмету он посвятил своё исследование «Японская военно-морская разведка и её деятельность против России накануне русско-японской войны 1904-1905 годов».
***

В последнее время в Японии стало появляться всё больше исследований, посвящённых русско-японской войне. В этих работах рассматриваются причины победы над Россией в 1905 году. Например, коллективная монография, вышедшая из печати в 2006 году, так и называется «Почему была побеждена великая держава Россия?» Отдельная глава здесь посвящена именно анализу деятельности японской разведки – «Крах разведывательной войны». Такой интерес к разведке во многом обусловлен коренными изменениями в международной обстановке и военно-политическом балансе на Дальнем Востоке. И поэтому игнорировать повышенный интерес японской исторической науки к истории русско-японской войны и деятельности японской разведки против России в этот период было бы опрометчивым.

В начале восьмидесятых годов прошлого века многие японские историки и публицисты, стали проводить в своих трудах мысль о том, что именно слабость военной и военно-морской разведки стала одной из главных причин поражения Японии в войне на Тихом океане. Основываясь на этом тезисе, современные японские авторы доказывают необходимость создания мощных разведывательных структур в целях обеспечения национальной безопасности и обосновывают это на исторических примерах успешной деятельности японской военной и военно-морской разведки накануне и во время русско-японской войны.

Как начиналась японская военно-морская разведка

Становление и развитие японской военно-морской разведки проходило во взаимосвязи с реформами вооружённых сил страны, созданием и развитием японского военно-морского флота и его органов управления, формированием и реализацией военно-политической стратегии Японии. Основы стратегической и оперативной разведки в Японии были заложены в 1880-1893 годах, а во время японо-китайской войны 1894-1895 гг. военно-морская разведка приобрела первый боевой опыт. Позже, в 1896-1903 годах сферы её деятельности постоянно расширялись, а работа против России приобрела системный характер.

В последней четверти XIX века (1872-1893 гг.) становление и развитие военно-морского флота Японии и его органов управления проходило со значительным отставанием от аналогичных процессов в армии. Происходило это из-за того, что тогда командование японскими вооруженными силами отдавало приоритет армии, а флоту отводило лишь вспомогательную роль. Первым органом японской военно-морской разведки стало учреждённое в 1872 году бюро переводов Военного департамента Морского министерства. В 1884 году Военный департамент Морского министерства был упразднён, а на его основе создан Военный отдел, в структуре которого появилось 5-ое (разведывательное) отделение.

Ещё через два года, в 1886 году был преобразован Генеральный штаб, который стал высшим органом управления армией и флотом в мирное и военное время. Военный отдел Морского министерства упразднили, сформировав на его основе Морской отдел Генштаба. В его состав вошло 3-е (разведывательное) отделение. В 1893 году создаётся Морской Генеральный штаб, начальник которого подчинялся непосредственно императору. Через три года, в 1896-ом Морской Генштаб подвергается реорганизации, в результате которой разведывательное отделение было преобразовано в 3-ий (разведывательный) отдел. Его функции значительно расширились, увеличились штаты и численность прикомандированных офицеров. Всё это позволило Японии накануне войны с Россией иметь хорошо организованный центральный орган военно-морской разведки, являвшийся самостоятельным структурным подразделением Морского Генерального штаба.

Деятельность военно-морской разведки Японии приобрела системный характер с появлением института морских агентов, занимавшихся стратегической разведкой. Основной задачей этих морских агентов стало получение и добывание сведений о военно-морском потенциале государств аккредитования, необходимых для обеспечения стратегического планирования и применения флота в мирное и военное время.

С 1884 года Морское министерство стало направлять офицеров флота на зарубежные стажировки. Позже, когда в 1889 году ввели институт прикомандированных офицеров, этим стал заниматься Морской штаб, а с 1893 года – Морской Генеральный штаб. Свыше ста офицеров императорского флота прошли в 1896-1903 годах стажировку в России, европейских странах и США. Институт прикомандированных офицеров, отмечает А. Полутов, позволил на регулярной основе вести оперативную разведку, основной задачей которой были освещение обстановки и сбор сведений о дальневосточном театре военных действий.

На основе донесений офицеров стратегической и оперативной разведки и информации из других источников 3-й отдел Морского Генерального штаба составлял разведывательные сводки, периодические и тематические доклады, военно-статистические, военно-географические обзоры и секретные справочники. Тогда ещё не было кадровых разведчиков, поскольку существовала система кадровой ротации, которая предусматривала нахождение офицера на одной должности не более двух лет. В итоге свыше 300 офицеров прошли в 1893-1903 годах службу в военно-морской разведке.

Система межведомственного взаимодействия

В эти годы существовала и постоянно совершенствовалась система взаимодействия военно-морской разведки с военной разведкой, Морским министерством, Министерством иностранных дел и частными японскими компаниями. Тесное взаимодействие было установлено у военно-морской разведки с Гидрографическим департаментом, ими регулярно планировалось и проводилось совместное изучение театра военных действий.

В конце 80-х годов XIX века японский флот приступил к регулярному несению стационерной службы в портах Китая и Кореи. На кораблях, постоянно находящихся на стоянках в этих портах, была организована служба разведки, начальником которой назначался один из офицеров корабля. Для организации и ведения разведывательной работы использовались вопросники и инструкции, разработанные в недрах 3-го отдела Морского Генерального штаба.

Военно-морская разведка Японии не смогла бы выполнить и половины стоящих перед ней задач без взаимодействия с военной разведкой и, в особенности, с Министерством иностранных дел. Тесное сотрудничество с военной разведкой и взаимный обмен разведывательной информацией происходили несмотря на все противоречия на уровне высшего командования. Взаимодействие между 3-им отделом Морского Генштаба и военной разведкой позволило не распылять силы и сосредоточить их на работе по основным объектам своих разведывательных устремлений, а обменом развединформацией – компенсировать нехватку собственных сведений и данных по различным вопросам.

Министерство иностранных дел Японии активно занималось сбором секретной и несекретной информации о внешней и внутренней политике, стратегических и военно-политических планах и экономическом потенциале иностранных государств, это было одной из основных функций МИД страны. Между министерством и Морским Генеральным штабом было налажено взаимодействие, порядок которого устанавливался для военно-морской разведки приказами и директивами морского министра, начальника Морского Генштаба, а для дипломатических миссий и консульств – приказами и распоряжениями министра иностранных дел.

МИД выдавал офицерам оперативной разведки загранпаспорта на вымышленные имена и снабжал прочими необходимыми документами. Министр иностранных дел заранее информировал японских посланников и консулов о прибытии офицера оперативной разведки и обязывал оказывать ему всемерное содействие. Офицерам флота, выезжавшим на заграничную стажировку, Министерство иностранных дел обеспечивало визовое сопровождение, предоставляло рекомендательные письма и оказывало помощь в стране пребывания.

Активно взаимодействовала военно-морская разведка с частными японскими фирмами, в первую очередь с универсальной торговой компанией «Мицуи буссан» и пароходной компанией «Нихон юсэн», имевшими представительства в портах Дальнего Востока, а также Европы, Америки, Азии. В начале 1903 года руководство этих компаний дало указание главам своих зарубежных представительств и капитанам судов регулярно сообщать в Морской Генштаб сведения, представлявшие интерес для разведки. В тех иностранных портах, где не было японских дипмиссий, разведывательные задания военно-морской разведки выполняли служащие представительств «Мицуи буссан» и «Нихон юсэн».

Уникальным и не имевшим до этого времени аналогов в мировой практике стало англо-японское сотрудничество в области разведки. Накануне и во время войны с Россией японская военно-морская разведка имела от разведывательного департамента британского Адмиралтейства информацию по широкому кругу вопросов. Японцы получили доступ к английской телеграфной связи по подводным кабелям в Средиземном море, в Индии, в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке. Англо-японские секретные соглашения обеспечили военно-морской разведке Японии не только доступ к английской разведывательной информации, имевшей важное значение и в канун, и во время русско-японской войны, но и расширили географические рамки её деятельности против России.

Против России – системно

Сферы деятельности военно-морской разведки в 1896-1903 годах постоянно расширялись, а работа против России приобрела системный характер. В результате Япония накануне войны имела хорошо организованный центральный орган военно-морской разведки, благодаря которому Морской Генеральный штаб располагал значительным и постоянно обновлявшимся массивом разведывательной информации о военно-морском потенциале России, её Тихоокеанской эскадре и военно-морских базах и крепостях Порт-Артур и Владивосток.

Деятельность японской военно-морской разведки во Владивостоке

Во Владивостоке в последней четверти XIX века и особенно перед войной (1875-1902 гг.) японская разведка занималась сбором сведений по самому широкому кругу вопросов: о военных и гражданских объектах, торгово-экономическом и промышленном потенциале, назначениях и перемещениях по службе военных и гражданских должностных лиц, общественной и политической жизни города и Приморской области.

Разведкой по линии Министерства иностранных дел занималось коммерческое агентство Японии, служащие которого хорошо знали русский язык, владели обстановкой во Владивостоке и за его пределами, имели прочные связи в административных учреждениях, промышленных и коммерческих кругах города и Приморской области. Одновременно агентство оказывало помощь и содействие офицерам оперативной разведки Генштаба и Морского генерального штаба, работавшим под прикрытием во Владивостоке и Приамурском крае.

Владивосток японская военная разведка использовала как опорный пункт для организации и ведения оперативной разведки на территории Приамурского края, Маньчжурии и Сибири. Основными объектами устремлений оперативной разведки Морского Генштаба были флот, крепость и порт Владивостока. Взаимодействие между Министерством иностранных дел, Генеральным штабом и Морским Генеральным штабом позволило военной и военно-морской разведке сосредоточить свои усилия на наиболее важных направлениях своей работы против России на Дальнем Востоке и в сжатые сроки развернуть активную разведывательную деятельность во Владивостоке накануне русско-японской войны.

Когда Япония в 1903 году окончательно решила начать войну с Россией, 3-й отдел Морского Генштаба сосредоточился на разведывательной работе против русского военно-морского флота. В мае 1903-феврале 1904 года коммерческое агентство Японии во Владивостоке выполняло разведывательные задачи в интересах 3-го отдела Морского Генштаба и одновременно оказывало содействие действовавшим под прикрытием офицерам военно-морской и военной разведок. Эта деятельность носила системный характер и осуществлялась по конкретным направлениям, нацеленным на сбор и добывание разведывательных сведений по широкому кругу вопросов о крепости, и коммерческом портах Владивостока, соединениях и кораблях Тихоокеанской эскадры, запасах угля, продовольствия, вооружения и боеприпасов на складах армии и флота, о дислокации, численности и вооружении частей в городе и в прибрежных районах Приморской области.

В качестве агентов и осведомителей японская разведка использовала японских подданных, проживавших и занимавшихся торговлей и различными ремёслами на территории Российской империи. В 1901-1904 годах коммерческий агент Японии во Владивостоке организовал и руководил агентурной сетью из примерно 30 японцев, проживавших во Владивостоке, Никольск-Уссурийском, Ново-Киевке, Хабаровске, Николаевске-на-Амуре, Благовещенске и Харбине. Коммерческий агент также привлекал к сотрудничеству на основе материальной заинтересованности подданных Российской империи и иностранных государств. Незадолго до начала военных действий во Владивостоке была развёрнута агентурная сеть из числа подданных Российской империи и иностранных государств, имевшая надёжные каналы связи, коды, шифры и финансовое обеспечение, благодаря чему эффективно действовала на протяжении всей войны.

Поставленные перед ним разведывательные задачи по обеспечению Морского Генерального штаба сведениями по крепости и военному порту Владивостока, Тихоокеанской эскадре и созданию агентурной сети коммерческое агентство Японии во Владивостоке успешно выполнило, нанеся тем самым серьёзный урон безопасности России на Дальнем Востоке.

Деятельность японской военно-морской разведки в Порт-Артуре

Деятельность японской разведки против Порт-Артура началась практически с момента его передачи Китаем в 1897 году на 25 лет в аренду России Квантунский полуостров с Порт-Артуром, ставшим местом базирования основных сил русского флота. Город занимал чрезвычайно выгодное положение на Жёлтом море: отсюда флот мог постоянно держать под ударом Корейский и Печилийский заливы, то есть важнейшие морские пути японских армий в случае их высадки в Маньчжурии. Участвуя в подавлении «боксерского восстания» в Китае, русские войска заняли всю Маньчжурию до Ляодунского полуострова. В 1897-1903 годах Морской Генеральный штаб, Генштаб и Министерство иностранных дел Японии организовали и вели разведывательную работу против Порт-Артура и сухопутной группировки русской армии в Маньчжурии. Перед военной и военно-морской разведками были поставлены задачи по постоянному освещению обстановки в Порт-Артуре.

Весной 1903 года в японском консульстве в порту Чифу, расположенном на северном берегу Шаньдунского полуострова, была развёрнута резидентура военно-морской разведки. Порт-Артур был одним из главных объектов её интересов. Работа японской разведки против крепости строилась на взаимодействии и обмене разведывательной информацией между Морским Генеральным штабом, Генштабом и Министерством иностранных дел. Основные усилия резидентуры были направлены на добывание сведений о Тихоокеанской эскадре, местоположении и вооружении действовавших и строящихся фортов, батарей, укреплений, запасах боеприпасов, снаряжения, продовольствия, угля, системах водо – и электроснабжения, наземных коммуникациях, местах стоянки кораблей на внутреннем и внешнем рейдах, минных и боновых заграждениях, боевой подготовке сил армии и флота в Порт-Артуре.

Офицеры резидентуры негласно проникали в Порт-Артур и Дальний для ведения разведки. Наиболее результативной была работа по наблюдению за Тихоокеанской эскадрой в Порт-Артуре и в Дальнем, даже несмотря на существовавшие проблемы в передачей полученных сведений по телеграфу и агентурным каналам. Недостаток собственной информации резидентура компенсировала за счёт взаимодействия с консульствами в Чифу и Илькоу, командирами стационеров и офицерами военной разведки.

Устойчивой агентурной сетью в Порт-Артуре и Дальнем накануне войны военно-морская разведка не располагала. В своей работе она опиралась прежде всего на офицеров резидентуры, которые имели ограниченные возможности из-за местных особенностей. Если японская колония во Владивостоке была организованным сообществом, которое контролировалось коммерческим агентством, то в Порт-Артуре она являлась аморфным образованием. И резидентура испытывала серьёзные трудности с вербовкой надёжных агентов из числа японских жителей Порт-Артура. Но в то же время японская разведка сумела завербовать агентов и осведомителей на основе материальной заинтересованности из числа подданных Российской империи и иностранных государств, добившись в этом очевидного успеха. Этому способствовали взяточничество и мздоимство, распространённые в среде русских чиновников, офицеров и коммерсантов, создававших благоприятные условия для получения различных сведений и вербовки. зачастую российские и иностранные подданные по собственной инициативе предлагали японской разведке свои услуги. Именно таким образом японская разведка получила секретные схемы и планы крепостей Порт-Артур и Владивосток.

Деятельность резидентуры носила системный характер, основными объектами её интересов были Тихоокеанская эскадра, морской фронт обороны крепости Порт-Артура и береговая инфраструктура флота. В целом, несмотря на все сложности, поставленные перед ней задачи она смогла выполнить, но очевидных успехов добилась лишь в отношении тех объектов, которые не были защищены или же были уязвимы из-за недостаточного уровня соблюдения режима секретности. О продуктивности и эффективности работы офицеров резидентуры можно судить по тому факту, что за 9 месяцев они почти два из них провели в Порт-Артуре и направили в Морской Генеральный штаб свыше 140 телеграмм и 70 донесений.

3-ий отдел на основе сведений, добытых резидентурой, своевременно обеспечивал разведданными морского министра, начальника Морского Генерального штаба и командование флота. В результате Морской Генштаб имел возможность оценивать обстановку на театре военных действий и планировать операции Объединённого флота против тихоокеанской эскадры и её главной базы в Порт-Артуре. Осведомлённость о противнике и глубокое знание обстановки на театре военных действий позволили командованию японского флота в первые дни войны перехватить инициативу, развить успех и завоевать господство на море. Поэтому, как считает А. Полутов, можно сказать, что одной из причин победы Японии в войне на море было глубокое понимание командованием её флота значения заблаговременной разведывательной подготовки к военным действиям против России.

Исторические уроки

Принято считать, что Япония достигла первых успехов исключительно за счёт внезапного и вероломного нападения. Проведённая А. Полутовым исследовательская работа позволила ему прийти к выводу, что японская военно-морская разведка играла важную роль в заблаговременной и непосредственной подготовке военно-морского флота Японии к войне с Россией. Во время русско-японской войны 1904-1905 годов сражения шли не только на суше и на море. Они шли между двумя во многом схожими по своему политическому и социально-экономическому устройству моделями государства и победил в них тот, кто сохраняя и поощряя свою национальную само бытность и культуру, тем не менее взял курс на интеграцию в мировое сообщество и тем самым получил широкий доступ к его финансовым ресурсам и научно-техническим достижениям. В этом смысле уроки этой войны и противоборства разведок актуальны и в наше время. Не великодержавное противостояние в отношениях между мировыми державами, а прагматическое взаимодействие и сотрудничество с ними для обеспечения своих национальных интересов даст возможность России преодолеть сегодняшние трудности и вернуться на естественные для неё позиции одного из ведущих государств мира. Но при этом не следует забывать о противостоянии разведок, имеющем глуьокие исторические корни.

Андрей ПОЛУТОВ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Powered by WordPress | Designed by: SEO Consultant | Thanks to los angeles seo, seo jobs and denver colorado

При полном или частичном цитировании информации указание названия издания как источника и активной гиперссылки на сайт Интернет-издания ДВ-РОСС обязательно.

Яндекс.Метрика