В организации подставного аукциона подозревают директора ТИНРО-Центра Льва Бочарова

Директору ТИНРО-центра Льву Бочарову, обвиняемому в превышении должностных полномочий, 17 марта назначили меру пресечения: поместили под домашний арест без права переписки, но с прогулками. В ходе судебного заседания выяснилось, что уголовное дело строится не вокруг проданных в Китай белух, а вокруг косаток, выловленных по государственному заказу для научных исследований, передает ДВ — РОСС.




Директора ТИНРО-Центра Льва Бочарова подозревают в превышении должностных полномочий и нарушении Федерального закона № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Обвинение еще не предъявлено, но по статье 286 УК РФ, которую инкриминируют Бочарову, ему грозит лишение свободы на срок до четырех лет.

По версии следствия, в 2015 году ТИНРО-Центр заключил договор с ООО «Морские млекопитающие» на отлов и привоз двух косаток в рамках выполнения государственного заказа. Млекопитающие были нужны для научных исследований. Компания исполнила договор, косаток привезли в Приморье и поместили в центре адаптации морских млекопитающих в бухте Средней в пригороде Находки. Параллельно с этим шло оформление документации для проведения аукциона. То есть конкурс на реализацию разрешения на отлов морских млекопитающих фактически был проведен уже после того, как косатки оказались в Приморье. Средства ТИНРО-Центром, тем не менее, были переведены на счет ООО. Таким образом государственное предприятие, как объясняет следователь, незаконно потратило 13 миллионов рублей. Однако сам Бочаров сообщил, что выловлено-то было две косатки, но одна оказалась агрессивной, поэтому ее отпустили и заплатили «Морским млекопитающим» только за одно животное около 8 миллионов рублей. Сам Бочаров не предполагал, что его центр нарушил федеральное законодательство, о чем и сообщил суду.




Первое судебное заседание прошло 15 марта. Льва Бочарова и его заместителя Юрия Блинова задержали 14 марта, однако следствие ходатайствовало о продлении срока заключения под стражу на 72 часа для проведения следственных мероприятий, а именно – для допроса свидетелей. Суд ходатайство удовлетворил, и 17 марта следователь предоставил протоколы допросов четырех свидетелей – учредителя ООО «Морские млекопитающие» Льва Смирных, бывшего заведующего лабораторией морских млекопитающих ТИНРО-Центра Владимира Мясникова, уволенного в 2015 году, а также двух засекреченных свидетелей под фамилиями «Петров» и «Сидоров».

С документами ознакомились судья, адвокат Бочарова Аркадий Орлов и сам подозреваемый. Защита директора ТИНРО-Центра возражала против приобщения материалов к делу.

«Это воспроизведение тех же объяснений, которые уже были суду представлены 15 марта. Что касается допроса двух секретных свидетелей, то я полагаю, что приобщение их к материалам дела не соответствует требованиям Уголовно-процессуального кодекса, и представлены суду с нарушением установленного порядка», – объяснил свое решение Аркадий Орлов.

Бочаров, сообщив, что он не слишком силен в праве, отметил, что приобщение данных материалов считает неэтичным, поскольку эти люди ему не знакомы. Следователь передал суду необходимые постановления в запечатанных конвертах, чтобы судья смог ознакомиться с настоящими именами допрошенных. Адвокат также отметил, что на заседании 15 марта следствие не располагало данными о людях, которым Бочаров и его первый заместитель Юрий Беляев могли бы угрожать. Откуда, спрашивает адвокат, вдруг взялись эти Сидоровы-Петровы, в какой временной промежуток они появились?

«Данные лица были в плане допроса по уголовному делу, – ответил следователь. – Следствие продолжается. Допросы проводились вчера. Также будут опрошены все 870 сотрудников ТИНРО-Центра».

В ответ адвокат заявил ходатайство о приобщении к делу коллективного письма от работников ТИНРО-Центра в адрес суда, а также к президенту России о том, что Лев Бочаров является ученым с мировым именем, а на ближайшее время назначены несколько международных научных мероприятий, посвященных проблемам рыболовства. Задержание директора научного центра, согласно письму, сильно усложнит дальнейшую деятельность ТИНРО. Также было заявлено приобщение к делу справок о состоянии здоровья Льва Бочарова. Согласно медицинским заключениям он нуждается в постоянном лечении.

Судья, выслушав адвоката, обратился к следователю с вопросом о том, что вменяет Бочарову следствие. Обвинение еще не предъявлено, пока нужно установить, в чем конкретно подозревается руководитель ТИНРО-Центра. Судья спрашивает: кто занимался подготовкой конкурсной документации – сам Бочаров или его заместитель? Следователь отвечает, что за это направление отвечал Юрий Блинов, он готовил документы, а Бочаров подписал. Судья пытался прояснить, где же и кому был причинен некий ущерб, если две косатки были выловлены, привезены и помещены в центр адаптации. Следователь заявляет о том, что вылов был осуществлен до проведения аукционов, соответственно конкурс был организован под конкретную организацию, что является нарушением законодательства.

Следствием к настоящему времени выявлено всего шесть организаций в России, могущих осуществить отлов и привоз косаток. В Приморском крае их две, и обе числятся за Львом Смирных. Еще две – в Хабаровском крае. Поэтому аукцион следствие считает подставным.

«Действительно, необходимость в отлове косаток была связана с исполнением государственного задания Росрыболовства. Нам было дано соответствующее поручение. Мы до этого с косатками не работали, первый опыт был в 2015 году. У меня в институте людей, которые могли бы их ловить, не было. Да их и сейчас нет. Косатки и белухи ловятся в определенный период времени: они подходят к берегу за лососем, который идет на нерест. И в этот момент их ловят, почему это и произошло в начале лета. Поймать их, скажем, в сентябре просто нельзя. Они откочевывают в другое место», – объяснил суду Лев Бочаров, которому предоставили слово.

1 января 2015 года ТИНРО-Центр также перешел в новую организационно-правовую форму: из ФГУП, когда организация сама занималась хозяйством и коммерцией, Центр стал ФГБНУ – научным учреждением.

«Все наши жизненные процессы изменились, – объяснил Бочаров. – Перешли мы в авральном порядке. 1 января у нас не было ни расчетных счетов, ни электронных подписей. Мы не разместили план закупок на 15-й год, по которому должны проводиться все конкурсные процедуры. Все это образовалось примерно через три-четыре месяца. В тот период мои службы были в очень сложном состоянии, они зашивались. Люди на ходу учились. В пожарном порядке формировался отдел оптимизации закупок, который проводит конкурсные процедуры. И все это было сделано не 1 января. Нельзя за одну ночь все это сделать. Получилось все позже. Начались поручения Блинова этой службе об организации конкурса на отлов косаток, и там, насколько я сейчас понимаю, конкурсные процедуры не были окончены, когда косатки были отловлены. Я был тогда в отпуске, видел этих косаток – ездил смотреть на них. Я многое узнал из материалов этого дела, поскольку не слежу за каждой закупкой – у нас их в год больше тысячи. Поэтому у меня семь заместителей, которые курируют каждый свой кусок. И это далеко не самое важное в нашем деле», – пояснил Бочаров.

Гарантий на отлов косаток не было никаких. Бочаров сообщил, что проверить документацию ему не пришло в голову. В сентябре был первый ВЭФ, потом международный конгресс, на котором он был организатором и главным модератором, приезд руководителя Росрыболовства и прочие мероприятия.

«Все это, видимо, не позволило мне осуществить мои, по-видимому, обязанности. Я признаю, что мы допустили нарушение процедуры. Я подписал эти договоры по предложению Блинова, потому что тянуть было нельзя, как всегда все горело. Финансовая дисциплина требует поставить выловленных животных на баланс, а они не были, потому что деньги за них не заплатили. Но косатки уже были, расходы на них были, работа с ними велась. Все эти обстоятельства в моей голове сложились, поэтому я со спокойной совестью подписал договор и целый год об этом даже не вспоминал, пока не начались проверки генеральной прокуратуры. Они указали, что эти конкурсные процедуры были нарушены. Одну из косаток мы отпустили. Поэтому Блинов в момент подписания мне сказал, что мы не будем оплачивать обоих животных, заплатим исполнителю намного меньше, за одну. Что мы и сделали – заплатили восемь или восемь с половиной миллионов. Да, действительно, какие-то расходы эта сумма покрыла. Не знаю, был ли там профит или предприниматель остался в убытке. Со Смирных я знаком очень давно. Мы по жизни были и противниками, и наоборот. В ТИНРО он на меня не замыкался, служебных отношений я с ним не поддерживал. Поэтому никаких указаний ему не давал. Сегодня ситуация выглядит так, что действительно процедура 44-ФЗ нарушена сотрудниками моего института. Как это случилось – наверное, надо было разобраться нам самим, но теперь это предстоит делать следствию. Что касается умысла, то его не было. Я никогда никому не угрожал, не давил и не оказывал влияния. Мне это просто не нужно. У меня есть своя позиция и репутация, правда, она теперь пошла козе под хвост», – завершил свою речь Бочаров.

Следствие ходатайствовало о помещении директора ТИНРО-Центра под стражу, поскольку он мог бы оказать давление на свидетелей, своих подчиненных или, используя служебное положение, уйти от ответственности. Прокурор ходатайство поддержал. Адвокат же сослался на то, что согласно предъявленной статьи Бочарову грозит до четырех лет лишения свободы и преступление это – средней тяжести. Учитывая эти обстоятельства, а также репутацию доктора наук в мировом научном сообществе, Аркадий Орлов просил суд отпустить его подзащитного под залог или поместить под домашний арест.

Суд, выслушав все ходатайства и доказательства, удалился на совещание. После перерыва был вынесен вердикт: Льва Бочарова поместить под домашний арест на один месяц и 22 дня, до 9 мая, пока ведется предварительное следствие. Установлены ограничения: изоляция лица от общества с запретом покидать место пребывания, исключая случаи обращения в медицинские учреждения или правоохранительные органы, запрет на общение без присутствия лица, которое ведет уголовное дело, включая телефонные переговоры, использование интернета и почтовую корреспонденцию. Разрешены двухчасовые прогулки в границах, установленных контролирующим органом. Контроль за исполнением возложен на ГУФСИН по Приморскому краю.

Доводы следствия о том, что Бочаров может угрожать свидетелям, суд счел безосновательными и отказал следователю в удовлетворении ходатайства. Бочаров был освобожден из-под стражи в зале суда.
Напомним, в сентябре 2016 года Счетная палата РФ выявила ряд нарушений в деятельности ТИНРО-Центра: продажу десяти белух в Китай, неправомерное осуществление закупок на 6,6 млн рублей, оплату невыполненных работ на общую сумму 2,5 млн рублей и другие.

ТИНРО-Центр – самая крупная рыбохозяйственная научно-исследовательская организация России. Она координирует рыбохозяйственные научные исследования на Дальнем Востоке, разрабатывает и реализует единую стратегию рыбохозяйственной науки в тихоокеанском бассейне. В настоящее время в состав ТИНРО-Центра вместе с владивостокской группой научных подразделений входят Хабаровский, Чукотский филиалы и База исследовательского флота, включающая 10 собственных специализированных научно-исследовательских судов, оснащенных современным навигационным, поисковым и научным оборудованием.

Источник — VL.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Powered by WordPress | Designed by: SEO Consultant | Thanks to los angeles seo, seo jobs and denver colorado

При полном или частичном цитировании информации указание названия издания как источника и активной гиперссылки на сайт Интернет-издания ДВ-РОСС обязательно.

Яндекс.Метрика